20:11 

Твоя смерть разобьет мне сердце...

Kelli L
Часть 1
- О, Шерлок… Что ты натворил…
Майкрофт не потрясен. И не удивлен. И даже не зол. Просто опустошен. Морально и физически. Такого не ожидал даже он. Все что угодно мог сделать его брат. И убить в том числе. Но не так! Только не так! Дело не в том, что Магнуссен был безоружен и не представлял опасности. Этот человек являлся бомбой замедленного действия. Его опасность была настолько очевидна, что доказательств не требовалось. Он знал все тайны. Одному Богу… ну, или черту известно, откуда он добывал сведения, сокрытые не просто от посторонних глаз, но даже, порой, от солнечного света и кислорода. Да, со дна морей в его руки тоже попадали документы, содержащие информацию, которая могла в одночасье изменить мир. И это был блеф с его стороны. Да, он знал очень много информации, но также имел и немало источников, подтверждающих ее существования. Одна такая тайна с доказательствами касалась и его, Майкрофта. Точнее - Шерлока, но это несущественные детали. Тайна, которая разрушит жизнь обоих.
Это стало первой мыслью, возникшей в голове. Теперь, все что так тщательно копилось и продавалось за непомерные деньги сильным мира сего, все, что они предпочли бы забыть и не вспоминать, как страшный сон, выплывет наружу. Это всего лишь вопрос времени. Магнуссен недвусмысленно дал понять, что в случае его насильственной смерти он и с того света сумеет устроить хаос в этой вселенной. И ему, Майкрофту, придется со всем этим разбираться. Нет, он не думал о себе. Ему все равно. Но Шерлок… Он потеряет его навсегда.
Черт! Как он вообще мог?! Ради чего?! Ради кого?! Хотя, это понятно. «Ради кого» стояло рядом с потрясенным видом. И вот это абсолютно не укладывалось в голове. Но зачем? Кому и что он хотел доказать? Этот выстрел не стал спонтанным решением. Шерлок не такой. Легко подумать, что это злость. Но и это не так. Когда он злится, то не говорит перед выстрелом лишних слов. Да и не привык он убивать, в отличие от некоторых. Так почему? Почему так? Почему, имея действительно гениальный мозг, он предпочел ему пистолет? Джон Ватсон… Черт бы тебя побрал! Тебе не нужно оружия в руках, чтобы уничтожить его! Ты сам – ходячее оружие! Поражающее с точностью снайпера – профессионала с многолетним стажем и постоянной практикой!
Вопрос только- куда все-таки пришелся выстрел и насколько глубока и опасна рана… Судя по всему… смертельна. Шерлок подписал себе смертный приговор. Что же ты наделал, мой мальчик… Эти мысли пронеслись в голове всего за какие-то доли секунд. И на смену опустошению пришло возбуждение. Мозг лихорадочно включился в работу.
Спасти. Во что бы то ни стало. Как хорошо, что Антея оказалась столь дальновидна. Умница–помощница была не просто его секретарем. Правая рука и его телохранитель. За хрупким телом и милым личиком скрывалась неимоверная сила и поражающее воображение умение противостоять не одному противнику, а ее уму могли позавидовать многие английские чиновники. Она, как всегда, оказалась права. Благодаря ей у Шерлока есть шанс.
Майкрофт вышел из вертолета и подошел к так и стоящему с понятыми руками и смотрящему в никуда Шерлоку.
- Зачем ты это сделал?
- Уж тебе ли печалиться, - Шерлок бросил на него презрительный взгляд. - Разве ты не мечтаешь избавиться от меня, Майкрофт?
Он ничего не ответил. Молча, кивком головы, приказал надеть наручники и увести обоих.
- Глупый… Какой же ты глупый… - Майкрофт шел к вертолету, сдерживая себя, чтобы не обернуться. - Если бы я действительно хотел избавиться от тебя, мой мальчик, если бы...

Майкрофт сидел в своем кабинете и задумчиво разглядывал принесенную Антеей папку. По диагонали ее пересекала красная надпись «подлежит уничтожению». Личное дело Шерлока. Что ж, другого он и не ожидал. Конечно, была маленькая надежда, что за прошлые заслуги ему простят это ничем неоправданное убийство, ставящее под удар репутацию всей империи, но она была так мала, что когда не оправдалась, Майкрофт даже не был расстроен. Это было просто нереально. А значит, план, родившийся еще в вертолете, теперь становился единственным действенным способом спасти Шерлока. И как бы не не хотелось, придется им воспользоваться. Пришло время кое-кому воскреснуть. Не только хорошие герои выживают. Плохих тоже иногда ждет удача. Хоть и сам Мориарти свое спасение таковым не считает. Но сейчас его никто не спрашивает. Плевать, что он там считает. Он будет делать то, что нужно ему, Майкрофту. Конечно, его невозможно заставить. Можно даже не пытаться. Но это будет и не нужно. Достаточно будет сказать, что Шерлок жив.
Майкрофт открыл папку и достал фотографии Шерлока, плеснул в стакан виски.
- Что ж, тебя давно уже обрекли,- он сделал глоток из стакана и принялся перебирать снимки.- Но я не дам им просто так избавиться от тебя. Ты глупый мальчишка, Шерлок, но ты мне все равно дорог, как никто другой. Я бы сказал, что люблю тебя. Но ведь это неправильно. Впрочем, не так уж и неправильно…
Звонок телефона прервал его разговор с самим собой. Звонила Антея. Сообщила, что все готово. Майкрофт сложил фотографии обратно в папку и убрал ее в сейф. Приоритет «ультра» дает доступ к любой информации. И никто не удивится, найдя у него папку с делом брата. Но лучше держать эту информацию под надежным замком. На всякий случай.

- О, Майкрофт, сколько лет, сколько зим,- Мориарти поднялся с кровати и встал, скрестив руки на груди и издевательски ухмыляясь,- давненько ты не заглядывал. Неужели соскучился?
Майкрофт молча протянул ему фотографию, датированную вчерашним днем. Шерлок с поднятыми руками и нацеленными на него снайперскими винтовками. На лице Мориарти читалось изумление. Кажется, он даже побледнел.
- Вот значит как...никогда не верил в его смерть. Но ты бы просто так не пришел. Что натворил малыш- Холмс на этот раз?
- Не имеет значения,- Майкрофт забрал фотографию.
- Так что ты хочешь от меня? Чтобы я убил его?
- Скорее наоборот.
- Спас? Да, в этот раз, видимо, он натворил действительно что-то серьезное. Раз даже ты не можешь помочь. Да еще пришел ко мне,- ухмыльнулся Мориарти.
- Разве тебе не надоело сидеть тут?- Майкрофт был невозмутим.
- Вот только не говори мне, что ты решил позаботиться обо мне,- Мориарти состроил презрительную физиономию.
- Конечно, нет. Но это обоюдовыгодное дело, не думаешь? Ты получаешь свободу.
- Была бы мне нужна свобода, давно бы ее получил. С чего ты решил, что я соглашусь? Твоему братцу грозит смерть, иначе бы ты сюда не пришел. Так с чего бы мне помогать ему, когда я сам просто жаждал ее для него?
- Тебе не нужна была свобода, так как ты знал, что его нет. Не отрицай, Джеймс. Свобода и жизнь без него для тебя не имели смысла. Но ведь он жив,- Майкрофт холодно улыбнулся.
-Да неужто? А тебя не смущает, что я хочу его смерти?!- выкрикнул ему в лицо Мориарти.
- Опять ошибаешься. Ты хочешь его.
- Не более, чем ты. Я знаю твою тайну, Майкрофт Холмс!
Лицо Майкрофта превратилось в каменную маску. Всего лишь на секунду он не смог совладать со своими эмоциями. Но этого Мориарти было вполне достаточно.
- Что? Твой гениальный братец еще не догадался? Или падение с крыши повредило его мозг? Ты же хочешь его так, что аж зубы сводит, наверное. Ты не боишься, что я расскажу ему о том, какой у него извращенец-брат?
- Рассказывай,- Майкрофт почти облегченно выдохнул. Правда, со стороны это могло показаться, да и показалось, горьким выдохом.- Он не поверит.
- А ты ведь даже не отрицаешь.
- Глупо отрицать очевидное.
- Вот даже как? А какая разница, от чего он умрет? Ведь я убью его,- Мориарти удивленно поднял брови.
- Не убьешь. Он нужен тебе. Ты ведь готов умереть, но только вместе с ним.
- Серьезно? Типа, жили они долго и счастливо и умерли в один день? Ты бредишь!- Джеймс плюхнулся на кровать и расхохотался.- Ты ж не хочешь его смерти, как я понял.
- Не хочу. Поэтому предлагаю тебе сделку. Его жизнь в обмен на твою свободу. Сейчас-то ты уж точно не хочешь сидеть взаперти, зная, что там,- Майкрофт кивнул головой на дверь,- Шерлок. Живой и здоровый.
- Ну так это не надолго. Судя по тому, что ты здесь и предлагаешь сделки.
- Ты готов проторчать тут остаток жизни? Зная, что можешь продолжить свою игру?
- А ты прям так и дашь мне ее продолжить?- Мориарти привстал с кровати.
- Дам. Но не думай, что если попадешься, то я отпущу тебя.
- Кошки-мышки? Это даже интересно. И все из-за банальной похоти. Ты меня удивляешь, Майки.
- Майкрофт!
- Да ладно тебе!- Джеймс ехидно оскалился.- Когда-то ты был не против.
- Это было давно,- Майкрофт едва сдерживал себя, чтобы не съездить по этой ухмыляющейся физиономии.
- Но ведь было. Не хочешь возобновить старые связи? Может, я и вообще передумаю играть в опасные игры с твоим братом. Спасем его вместе?
Майкрофт не выдержал. Ему вообще хотелось убить эту сволочь. Но он ограничился парой ударов в челюсть и в нос. Отрезвила его мысль о Шерлоке. На кону его жизнь. Не время сейчас предаваться гневу.
- Смотри, Майки. Я ведь могу и передумать. Доставить тебе боль, тоже неплохое удовольствие. Ты сам застрелишь его? А может быть, посадишь на электрический стул? Какой способ казни выбран для Шерлока Холмса?
- Заткнись, Мориарти, - спокойно произнес Майкрофт, протягивая ему платок. У того из разбитой губы сочилась кровь.
- Ладно. Черт с тобой. Мне уже даже самому интересно. Мне-то, в отличие от тебя, не нужно скрывать своих низменных желаний. Я поимел тебя, поимею и твоего брата. А потом убью. Обоих,- он приложил платок к губе и насмешливо посмотрел на Майкрофта.- Как тебе такой план? Кстати, ты сменил парфюм. Мне не очень нравится. Наверное, любимый Шерлока?
- Заткнись, а?- Майкрофт направился к двери.
- Ты не ответил. Как тебе мой план? Давно мечтал о групповом сексе с братьями-Холмсами. Вспомню старое, поиграюсь с новым. А перед смертью я даже разрешу тебе трахнуть твоего маленького братишку. Какая там будет разница? Зато получишь удовольствие перед тем, как отправиться на тот свет. Учти, там тебе светит ад за извращенные чувства к брату.
- Я атеист, Джеймс. Тебе ли не знать,- Майкрофт кинул ему ключ.- Ты свободен.
- И как ты докатился до такой жизни?- удивленно покачал головой Мориарти, ловко поймав ключ и засовывая его в карман.- Никогда не думал, что ты с такой горячностью и готовностью на все будешь защищать своего ненавистного братца. Да еще так неприкрыто будешь хотеть его. Ты же даже в постели всегда оставался холодным, как ледышка. Что изменилось, Майки?
- Жизнь,- бросил небрежно Майкрофт и вышел за дверь.
- И после этого меня называют психом и извращенцем,- хмыкнул Мориарти, доставая из кармана ключ.- Что ж, игра продолжается, Шерлок. В одном твой братец прав, я хочу тебя. А я привык получать то, что хочу. Ты станешь моим на его глазах. Впрочем, вы оба будете моими. Пока я не наиграюсь. Интересно, ты все еще девственник? Может, твой врач уже избавил тебя от этого недостатка? Или он и вправду не гей? Что ж, выясню. Твой брат дал мне все карты в руки. А тасовать колоду я умею.

Часть 2.
- Я думал, ты не придешь, - Шерлок отложил скрипку и уселся на узкую кровать, скрестив руки на груди и вытянув ноги.
Майкрофт с отвращением огляделся по сторонам. Конечно, это не тюремная камера, но и не то место, в котором привык находиться его брат. Впрочем, он это заслужил. Своим упрямством, своим вечным желанием независимости и, в конце концов, тем, что ему, Майкрофту, приходится сейчас стоять здесь и выслушивать необоснованные претензии!
- Разве я могу оставить тебя, дорогой брат? – немного сарказма в тоне не помешает, несмотря на поселившийся в душе страх последних дней. Вдруг не получится? От Мориарти можно ожидать всего. Остается только надеяться, что он не ошибся, и жизнь Шерлока нужна тому не меньше, чем самому Майкрофту.
- И то верно. Как я мог на это надеяться. Что, Майкрофт, я в очередной раз сильно тебя подвел? Что на этот раз? Карьера? Доверие королевы? А может, ты просто разочарован? Не ожидал, что я могу вот запросто ослушаться твоего приказа?
- Так ты что, сделал это только наперекор мне? Убил человека только потому, что я сказал этого не делать? - Майкрофт не верил ни единому слову. Скорее всего, и это самое логичное, самое напрашивающееся объяснение, причиной этого поступка был все-таки Джон. И сейчас Шерлок просто пытается вывести его из себя, чтобы не затрагивать эту тему.
- Тебя и вправду заботит чья-то жизнь? Вот уж не думал. И я всегда все делаю тебе наперекор. Пора бы привыкнуть, - Шерлок смотрел на него с нескрываемой издевкой.
- Не пытайся вывести меня из себя! Ты же знаешь, я не поддаюсь на такие дешевые уловки. Оставь это для своего доктора! - Майкрофту хотелось встряхнуть его хорошенько.
Как когда-то в детстве, когда он, злясь на маленького Шерлока, устроившего пожар на чердаке и чуть не задохнувшегося дымом, просто вытряхивал из него душу, заставляя повторять обещание, что он больше никогда не возьмет в руки спичек. Он всегда боялся его потерять. С самого первого дня, как только мать с отцом появились на пороге с маленьким орущим кульком и объявили, что у него есть брат. Когда-то в это верил и Шерлок. До тех пор, пока не решил, что старший брат пытается ограничивать его свободу и строить за него его жизнь. А потом и сам Майкрофт старался держаться как можно дальше.
Не все так просто было в семействе Холмсов. Не все было просто и в жизни Шерлока. Только его жизнь складывалась на удивление ровно и удачно. Впрочем, как раз удивление тут совершенно неуместно. Она и не могла сложиться иначе. «Приоритет ультра» во всем. Его особый статус и его проклятье. Хотя... наверное, только благодаря ему, он сейчас все еще смотрит в это холодное, бледное, презрительно улыбающееся лицо.
- Мой доктор, как ты выражаешься, не нуждается ни в каких уловках!
- Шерлок, ты хотя бы сейчас можешь сказать, для чего ты это сделал? – Майкрофту очень хотелось присесть хотя бы на стул, но он продолжал стоять. Нельзя показывать ему, как он устал.
- Я не понимаю, какая разница? Я это сделал. К чему тебе знать причины?
- Я хочу, чтобы знал ты сам. Ты знаешь ответ на этот вопрос? Ты серьезно полагаешь, что, убив Магнуссена, избавил Мэри от хлопот и обезопасил? Милый мой, ты сильно ошибаешься, если думаешь, что о ней ничего не известно! Да и не такой ты дурак! Так зачем ты это сделал? И не говори мне про дружеские чувства!
- Да уж. Тебе они неведомы, - Шерлок поднялся с кровати и встал напротив. – Скажи, Майкрофт, а у тебя были хотя бы приятели? Те, с кем ты мог провести вечер в ресторане, например, но не за деловым ужином? Ты пробовал когда-нибудь напиться в компании друга? И ехать домой в такси, засыпая на его плече, а не в служебной машине в сопровождении помощницы, которая при необходимости и на руках тебя до кровати донесет, такая уж у нее работа?
- Вижу, напиваться тебе понравилось. Только, Шерлок, я задал вопрос. А ты все время стараешься увести разговор на другие темы. Как это непохоже на тебя. Ты же знаешь, мой дорогой, я смогу все стрелки перевести на него. Думаю, ради дружбы он согласится взять вину на себя? Твой преданный доктор? – Майкрофт решил игнорировать попытки Шерлока задеть его.
К тому же, ответ на его вопрос он прекрасно знал. У меня есть ты! Зачем мне еще кто-то? Да, это был самый очевидный ответ. Который никогда не придет в голову его брату. И это хорошо. Конечно, сложно представить даже, что они могут сидеть в ресторане и напиваться, а потом, засыпая, ехать в такси. Но дело не в этом совсем. Если бы было все не так сложно, они бы нашли занятия и получше этих. Ведь находили же их когда-то. Если предположить в своих самых безумных фантазиях, что Шерлок узнает правду, что она не окажется для него губительной и что, в конечном итоге, он примет чувства Майкрофта, что в реальности, скорее всего, не случится никогда, так вот, если все это предположить, то даже в этом случае сложно представить их двоих за такими «дружескими» занятиями. Впрочем, им двоим они будут не нужны. И вовсе не потому, что примитивны по своей сути. Просто им всегда требовалось нечто большее, чем обычным людям. Сейчас Шерлок подстроился под того, кому смог доверять и кто, сам того не понимая, медленно уничтожает в нем его «я».
Понять бы, насколько глубоко этот военный врач вошел в его сердце. И что это вообще? Преданность дружбе? Или же здесь чувства гораздо глубже? В чем цель этой выходки? И не ошибся ли Майкрофт, когда насильно заставил Джона Ватсона оставаться с его женой? Он ведь и вправду заботился о Шерлоке. Но сказать, что элементарная ревность отсутствовала в его действиях, он не может. И знай он наверняка, что у Шерлока это больше, чем привязанность, больше, чем то, что он впустил постороннего в свою жизнь, скорее всего, переступил бы через свои чувства. Они просто обречены. Так ради какой цели он устроил весь этот смертельный балаган?
- Не смей его вмешивать! – прошипел Шерлок, подходя к нему вплотную и глядя прямо в глаза. – Я один отвечаю за все, что там произошло!
- Вот как? – Майкрофт, не отводя взгляда, слегка усмехнулся. – А почему же тогда вы там были вместе? И выстрел произведен из оружия, принадлежащего доктору Ватсону?
- Ты знаешь, Майкрофт, он здесь ни при чем, - почти выплюнул Шерлок, с ненавистью глядя на него.
- Хорошо, Шерлок. Будь по-твоему. Но ты же понимаешь, что должен ответить за содеянное? Ты убил безоружного человека, не угрожавшего твоей жизни…
- Он угрожал жизням многих! – возмущенно перебил его Шерлок.
- Это все только слова. Патетика. Но реальных доказательств нет ни у кого.
- Но ты-то это точно знаешь! Наверняка, у него и на тебя имелся убийственный компромат, а, Майкрофт? – Шерлок отошел от него и уселся на стул. – Иначе, с чего бы тебе так трястись за его жизнь?
- Слова, слова… Шерлок, посмотри правде в глаза. Ты убил человека. И вовсе не потому, что он кому-то угрожал. Он был безоружен. И причина не в Мэри, ведь так? Значит…
- Замолчи! – Шерлок вскочил со стула и принялся расхаживать взад и вперед по комнате. – Какая причина?! Джон - мой друг! И мне невыносимо было видеть, как рушится его жизнь! Тебе не кажется, что я и так много чего в ней разрушил, когда по твоей же милости два чертовых года выполнял твои же задания! Я просил вернуться. Я просил рассказать! И теперь, когда у него только все наладилось, появляется какой-то Магнуссен и начинает угрожать, что вновь поставит все с ног на голову?!
- Хорошо. Я принимаю твою версию убийства Магнуссена. Месть за друга…
- Мне все равно, Майкрофт, принимаешь ты или нет! Но так оно и есть! Я понимаю, меня не погладят по головке за это. Но я готов ответить перед законом за его убийство! Меня посадят? Но ведь ты же понимаешь, я сделал большое одолжение, избавив от него всех! Вы же все это понимаете! Заметь, я не прошу какого-то к себе снисхождения! Я с легкостью докажу, что он занимался шантажом и вымогательством! Так что убил я не белого и пушистого бизнесмена, а гнусного шантажиста и манипулятора! Не думаю, что мне дадут слишком большой срок. Если вообще дадут. Так в чем проблема? Я испорчу твою репутацию? А ты дай против меня показания в суде. Это ее сразу очистит. Не хочу больше об этом говорить! Можешь проваливать, Майкрофт! – Шерлок улегся на кровать и отвернулся к стене.
- Ты очень глупый, если так думаешь, - Майкрофт все-таки присел на край кровати. Просто сил уже не было, а ведь потом было еще одно дело. – Ты не понимаешь, что все это гораздо серьезнее, чем кажется? Ты практически подписал себе смертный приговор, Шерлок.
- Пусть так, - не поворачиваясь, буркнул тот в стену.
- Ради Джона Ватсона? Он того стоит?
- Тебе не понять, - Шерлок развернулся к нему лицом. – Ты одинок, Майкрофт. Джон тоже ради меня делал очень многое. И убивал.
- Хорошо. В конце концов, уже нет смысла говорить о том, что произошло. У меня есть к тебе предложение…
- Даже слышать не хочу!
- Перестань заниматься ребячеством! – вновь это желание вытрясти из него душу, заставить послушать себя, вдолбить, наконец, что все очень серьезно и его жизнь сейчас висит на волоске! – И выслушай! Скоро в одной из стран Восточной Европы произойдет революция. Ты же понимаешь, чем это грозит нам. И не только нам. Там и сейчас не все спокойно, но мы не можем вмешиваться.
- Так я-то причем?!
- Шерлок, ты же прекрасно справляешься с умственной работой. Включи свои мозги. И подумай.
- Я могу отказаться? – Шерлок толкнул его коленями, заставляя подняться, и встал сам.
- Нет.
- Я так и думал. И надолго это?
Майкрофт молчал. Нужно было создать видимость некоего смятения. Все должно быть правдоподобно.
- Ну так? Ты придумал, как отправить меня в какую-то дыру, но не рассчитал время? Никогда не поверю, Майкрофт!
- Полгода…
- Отлично! А что потом? - Шерлок горько усмехнулся. Он-то понимал всю недосказанность.
- Кто знает… Потом будет потом…
- А все-таки, если я откажусь?
- Не стоит, Шерлок, - Майкрофт направился к выходу, - ты прекрасно знаешь, что будет.
Он услышал за своей спиной тяжкий вздох.
- Я могу попрощаться с Джоном?
- Конечно, - открыв дверь, ответил Майкрофт, - завтра тебя будет ждать самолет, - не дожидаясь ответа, вышел за порог.
Что ж, оставалась еще одна встреча. С тем, из-за кого пришлось разрабатывать всю эту операцию. И кто не должен был сорвать ее своим очередным каким-нибудь «дружеским» жестом или поступком.

Часть 3.
Майкрофт сделал несколько шагов по коридору и остановился. Прислонился спиной к стене, не в силах двигаться дальше. Ему нужна передышка. Совсем немного времени. Разговаривать с Шерлоком равносильно хождению по минному полю. Постоянное напряжение и ожидание смерти. И облегченный выдох после каждого удачного шага. Нет, сейчас Майкрофт совершенно не боялся, что он как-то догадается о его чувствах. При всей гениальности и потрясающей наблюдательности, Шерлок просто не станет даже предполагать, что такое может быть. Этого можно не опасаться. Да и чувства Майкрофта сейчас весьма далеки от романтичных.
Все что им движет в настоящее время - сохранить тому жизнь. Именно сейчас, в этот момент! Потому что над ней не просто нависла угроза. Смертный приговор ему был подписан задолго до этих событий. Настолько задолго, что то, что он все еще жив, можно считать чудом. И лишь совсем немного - заслугой родителей и его, Майкрофта. Но ведь он жил, несмотря ни на что. Выходка с Магнуссеном стала завершающим звеном в цепочке действий, которые Шерлок никогда и ни при каких обстоятельствах не должен был делать.
Шесть месяцев жизни - очень щедрый подарок в данных обстоятельствах. Только Майкрофт был вовсе не уверен, что они будут. Эти шесть месяцев. И что самолет, взлетев, не взорвется в воздухе. Или не упадет куда-нибудь в море. Если бы можно было надеяться на реальные полгода жизни, то ни за что бы он не решился на «воскрешение» Мориарти. За это время придумал бы что-нибудь, чтобы вернуть и в очередной раз продлить его существование на этой земле. Да и Шерлок не дурак. Вдвоем они бы нашли выход. Хоть и трудно было бы скрывать от него правду, которая свалилась на Майкрофта тяжким грузом в тот момент, когда малейшая попытка хоть что-то изменить разрушила бы хрупкий мир между ними и окончательно отдалила Шерлока от него. И миссия Майкрофта в жизни Шерлока – защищать и оберегать, не дать сделать последний шаг в пропасть… или мягко подтолкнуть в нее. Но не в ту, смертельную. Хотя, Шерлок точно предпочтет ее той, которая может стать для обоих спасительной.
Как же все сложно! Сейчас нужно просчитывать каждый шаг. Ведь всего один неверный, и Шерлок может все испортить своим упрямством или чувством противоречия, которые он демонстрирует с завидным постоянством. И это он сегодня согласился на поездку, а как будет завтра на самом деле, известно только ему самому. Что он придумает. И станет ли придумывать вообще. А поэтому, на всякий случай, нужно подстраховаться хотя бы от сюрпризов врача. Которые поставят под угрозу весь план.
Майкрофт отлепился от стены и направился к выходу. Как раз вовремя. Телефон известил о пришедшей смс. Антея сообщала, что Джон Ватсон уже на месте.
Ему потребовалось меньше десяти минут, чтобы добраться до места назначения. Все-таки много прав имеется у сильных мира сего. Одного только нет…

- Добрый день, Джон, - Майкрофт знаком показал, чтобы тот не вставал с кресла. Для приветствия достаточно слов.
- Здравствуйте, Майкрофт, - Джон остался сидеть в кресле, нервно сложив руки на коленях. – Как Шерлок?
- Именно о нем я и хотел поговорить с Вами, - он уселся напротив, положив ногу на ногу и сложив ладони на колене.
Джон молчал, вероятно, ожидая продолжения.
- Видите ли, Джон. Завтра Шерлок будет отправлен на одно эээ…государственное задание… Весьма важное…
- Я могу отправиться с ним? - перебил его Ватсон.
- Нет. Исключено. Как раз об этом я и хотел с Вами поговорить. Завтра Вы увидите Шерлока перед его отлетом. Мне бы хотелось, чтобы Вы обошлись без каких-либо… так сказать, эксцессов. Не нужно лишних эмоций. Вы уже должны понять, что ни к чему хорошему они не приводят. Никаких: «Я поеду с тобой» и «Если тебе нужна моя помощь…»
- Майкрофт! Вы же знаете, что я готов на это!
- Вот поэтому мы с Вами сейчас здесь и беседуем. Не нужно делать того, чего делать не нужно. Просто прислушайтесь к моему совету.
- Вы опять «настоятельно рекомендуете»? – Джон горько усмехнулся.
- Именно. Согласитесь, Джон, когда я рекомендовал Вам приглядывать за своей женой, то действовал исключительно в Ваших целях. Вы же понимаете, что я мог просто ее уничтожить? И не посмотрел бы на то, что она носит Вашего ребенка. За это можете сказать спасибо моему брату. Только его отношение к Вам остановило меня. Но, Джон, Вы же понимаете, что его жизнь для меня важнее любой другой? Что бы он там себе не думал.
- Понимаю… Но, Майкрофт, поверьте, мне его жизнь не менее дорога!
- Верю. Охотно верю. Только он не примет таких жертв, Вы же знаете. Поэтому прошу, не нужно сцен. К тому же Ваша жена все еще беременна. Вы же хотите здорового, нормального ребенка?
- Вы угрожаете? – на лице Джона читалось потрясение.
- Боже упаси! – Майкрофт даже скривился. – Как Вам такое в голову пришло? Я всего лишь говорю о том, что Ваша супруга не совсем понимает свое положение, раз, пусть и на небольшом сроке, лазила по зданиям и стреляла в лучшего друга мужа. Что еще может прийти ей в голову? Не забывайте, она высочайший профессионал… эээ… в своем деле. Вам лучше приглядывать за ней. И, если честно, мне так спокойнее.
- Это чем же? – Джон не понимал, издевается Холмс-старший или говорит серьезно.
- Думаю, пока Вы с ней рядом, Шерлоку ничего не грозит с ее стороны. Понимаете, Джон, он впустил Вас сюда, - Майкрофт легко коснулся пальцами его лба, - и сюда, - очередное легкое касание теперь в области груди.
- Что вы хотите сказать?! - воскликнул Джон изумленно.
- О, ровным счетом то, что сказал. Не ищите в моих словах подтекста. Вы же узнали его. Многим людям Шерлок доверяет? Я могу назвать только Вас. Осмелюсь даже сказать, что в некоторых аспектах Вы знаете его лучше, чем я. И он пошел на это безумство только ради Вас. Я понимаю, Вы тоже совершали поступки. Я ценю это. Но мне бы не хотелось, чтобы в один прекрасный день Вам пришлось совершать еще один. Находясь между женщиной, которая носит Вашего ребенка и моим братом. Пока что Вы прекрасно справлялись с ролью наблюдателя за Мэри.
- Майкрофт, а ведь Вам плевать на чувства других! – Джон удрученно покачал головой.
- Вы правы, - Майкрофт холодно улыбнулся.
Удар достиг цели. Болевая точка Джона - его жена. И чувство вины перед Шерлоком. Ведь доктор, похоже, до сих пор не знает, что творится в голове у его супруги. Увы, этого не знает и Майкрофт. Но не он хладнокровно достал пистолет и выстрелил в Шерлока. Так что пусть Джон продолжает доказывать свою преданность и дружбу, оберегая Шерлока от своей супруги, и не мешает Майкрофту делать все возможное для спасения самого близкого и такого далекого ему человека.
Шерлок недавно сказал, что Майкрофт одинок. Он не стал заострять на этом внимание и что-то доказывать. Потому что, на самом деле, доказывать было нечего. Это действительно так. Он одинок. Но не потому, что у него нет друзей. Его одиночество гораздо глубже. Ему не нужны такие друзья, как Джон Ватсон. Нет, этот доктор неплохой человек. И не глупее всех остальных обычных людей. Он готов на самопожертвование. Вот только не это нужно Майкрофту Холмсу! Ему не нужно слепое обожание и восхищение. Ему нужен тот, кто действительно сможет оценить его гениальность, когда ее проявление приносит свои плоды, или раскритикует в прах его неудачи, указывая на все недостатки, а не станет успокаивать и говорить, что и такое случается. Вероятно, на это способен только один человек в этой вселенной. Его брат. Ведь как бы ни шипел Шерлок, но он всегда признает, если Майкрофт оказывается в чем-то прав. Не всегда говоря это в глаза, но внутри своего сознания. И Майкрофт это видит и знает. Шерлок мог бы стать его единственным другом. Но даже этого у них не получилось.
Из раздумий его вывел вопрос Джона.
- Почему Вы оставили ее на свободе?
- Вы плохо знаете свою жену, Джон. Она дорожит именно свободой. Только поэтому я оставил ее ей. Или Вам хотелось, чтобы Ваш ребенок родился в тюрьме?
- Конечно, нет! Что вы такое говорите! – Джон даже подпрыгнул в кресле от возмущения.
- Тогда Вы должны радоваться. Я же уже сказал, я действовал исключительно ради Вашего блага. Вы хотите этого ребенка. И мне все равно, на самом деле, что Вы будете делать потом, после его рождения. Возможно, разведетесь. Я даже могу Вам помочь оставить его себе. И убрать из Вашей жизни Мэри. Но это потом. Сейчас они неразделимы. И только поэтому Вы вместе с ней. Считайте, что оберегаете свое потомство. Мне было бы это все равно, если бы Вы не были так дороги моему брату, и он не чувствовал вины перед Вами за те два года.
- Что будет с ним на этом задании? – Джон, по всей вероятности, решил сменить тему, потому что говорить о Мэри было бессмысленно. Хочет он, или нет, но он будет оставаться с ней до рождения малыша.
- Жизнь, Джон, сложная штука, - Майкрофт одобрительно кивнул, приветствуя смену неприятной темы. – Все может быть…
- Вы хотите сказать…
- Ничего, - перебил Майкрофт, - ничего я не хочу сказать! Я только хочу попросить Вас, Джон… очень настоятельно попросить, чтобы завтра Вы вели себя… адекватно…
- Вы обрекаете своего брата и решили рассказать мне об этом?! – Джон просто не верил своим ушам. – Вы своими руками практически готовы убить своего родного брата?!
- На моих руках нет крови, и никогда не будет, - Майкрофт спокойно посмотрел ему в глаза. – В отличие от Ваших и Вашей жены.
Еще один удар ниже пояса, который достиг цели. Джон сник.
- Так что? Я могу рассчитывать на спокойное прощание без лишних сантиментов и дружеских порывов? Поверьте, Джон, это и в Ваших интересах тоже. Я бы даже сказал, что это в наших общих интересах, - Майкрофт поднялся и направился к двери. – Завтра увидимся. Надеюсь на Ваше благоразумие.
- Не беспокойтесь. Майкрофт…
- Да? – тот обернулся и с интересом посмотрел на нерешительно сделавшего шаг в его сторону Джона.
- Сделайте что-нибудь… пожалуйста. Я могу помочь.
- Ваша помощь, Джон, - не мешать! - Майкрофт круто развернулся и вышел из кабинета.
Он очень надеялся, что ему удалось донести свою мысль до Ватсона. И тот не устроит никаких показательных выступлений или душещипательных сцен прощания, из-за которых что-то может пойти совсем не так. Операция рассчитана до секунд. И очень хочется надеяться, что Джон не настолько глуп, чтобы не понять, в конечном счете, почему Майкрофт так настойчиво просит его оставаться спокойным. Если бы можно было сказать прямо, он бы так и сделал. Но это слишком опасно. Джон Ватсон не умеет скрывать эмоций. Уж тем более, он не сможет их скрыть от Мэри. А что той придет в голову, предугадать невозможно. Может и ничего. Она хочет спокойствия. Но кто знает, что на самом деле творится в ее голове? Предоставим это пока расхлебывать Джону. И это и будет его помощью.
Майкрофт связался с Антеей, согласовал последние детали и отправился домой. Разработку плана и масштабность операции предложила именно помощница. Она же взяла на себя и всю подготовку. Оставалось надеяться, что Мориарти не передумает в последний момент, Джон Ватсон будет вести себя паинькой, Шерлок вовремя сядет в самолет и поднимется в небо, прочувствовав всю горечь неотвратимой потери – маленькая месть за своенравие, а потом благополучно приземлится спустя несколько минут и окажется в той относительной безопасности, где, по крайней мере, не будет клейма «подлежит уничтожению». Со всем остальным они уже будут разбираться вместе. В том числе и с Мориарти. Проблемы нужно решать по мере их поступления.

Часть 4.
Когда за Майкрофтом захлопнулась дверь, Шерлок вновь улегся на кровать и попытался уснуть. Все равно ничего нельзя изменить. Он может сколько угодно думать сейчас, но пока не узнает, куда его решили забросить на этот раз, бесполезно строить какие-то планы и просчитывать ходы и вероятности. В его жизни было много опасностей. И эта - не первая и, возможно, - не последняя.
Спать совершенно не хотелось. Хотелось курить. Но и этого он был лишен. Как и средств связи. И свободы передвижения. Тюрьма! Тюрьма с камерой повышенной комфортности. Интересно, всем смертникам предоставляют такие условия? Полгода… Много это или мало? Трудно сказать. Раньше бы Шерлок сказал что мало. А сейчас… Может быть, вполне достаточно? Джон будет переживать… Но у него есть семья. Будет ребенок. Все равно, как бы ни сложились обстоятельства, уже не будет прежнего Джона, прежней жизни. С ним Шерлок почувствовал себя человеком. Не в том общераспространенном смысле, который в это понятие вкладывают многие. Он просто вновь стал чувствовать. Заново научился. Он не верит во всю эту антинаучную ерунду о душе. Но ведь чему-то, помимо тела, было же больно, когда Мэри выстрелила в него. А до этого что-то внутри противилось этой свадьбе. И что-то там же хотело разорваться от боли и разочарования, когда он прочитал неверие во взгляде единственного друга, который не поверил его словам в том притоне.
Оно же два года его «смерти» металось и терзалось внутри, заставляя хвататься за телефон и набирать заученный наизусть номер и сбрасывать его, как только это что-то сжималось в комок в страхе и предчувствии беды. И это же что-то не раз заставляло просить брата о возвращении. И оно же не заставило сомневаться в выстреле. Дело было не в Мэри. Только в Джоне. В том, что он оказался втянут в эту историю с Магнуссеном, и просто так из нее было не выпутаться. Ведь тот добился бы самого сурового наказания для обоих. Джон не заслужил. Он и так прошел через многое по вине Шерлока. Они постепенно стали отдаляться друг от друга, но ведь это только его вина! Не Джона. Два года страданий не могут не оставить отпечаток на отношениях. У Джона будет ребенок, он в нем найдет и счастье, и утешение. Может быть как раз через два года… А может, все сложится не так печально. И полгода не станут последними в жизни Шерлока.
Как знать? Правда, сейчас он и сам не знал, нужно ли ему больше. Готов ли он вернуться к той жизни до… Вообще, очень странно. Он не понимал своего отношения к другу. Ведь в этом отношении кроме дружбы присутствовала очевидная ревность. Нет, совершенно не та ревность партнеров, любовников, супругов. Его ревность была вызвана боязнью потерять единственного человека, ставшего близким. Казалось, если он не будет встречаться с другими людьми, то этого не произойдет. Джон не раз говорил, что Шерлок не знает элементарных понятий о личном пространстве. Шерлок знал. И вторгался в него ровно настолько, насколько позволял сам Джон. То есть заполнял его собой полностью. Сейчас все не так. И это «не так» совсем не нравится Шерлоку. Он не хочет вновь быть один. Может, шесть месяцев вполне достаточно, чтобы это окончательно понять? Или же убедиться в обратном и сделать все, чтобы вернуться через полгода? Там будет видно. Ведь Майкрофт никогда не ошибается в сроках.
Еще одна странность. Майкрофт. Его родной брат. Но совершенно не близкий ему человек. Их отношения даже сложно назвать натянутыми. И все равно Шерлок не мог до конца поверить в то, что тот смог вот так хладнокровно подписать ему приговор. Даже не скрывая этого. Сейчас почему-то нет даже раздражения и злости на него. Какая-то…грусть? Почему самый близкий, казалось бы, человек стал его палачом? Не сам, конечно. Но власть Майкрофта практически безгранична. Неужели он просто ждал подходящего повода, чтобы избавиться от него? Когда же в их жизни все стало настолько плохо? Ведь не с самого же рождения они враждовали! Ведь Шерлок помнит времена, когда рыдал в подушку, скучая по нему. Особенно первую неделю после отъезда Майкрофта в школу-интернат для особо одаренных детей. И как не мог уснуть один в комнате. И как тайком перебирался на его кровать и заставлял себя просыпаться до подъема мамы, которая ругалась, застав его в кровати брата. Он помнит, как тот плакал и тряс его, словно тряпичную куклу, заставляя клясться, что он больше никогда не возьмет в руки спичек, когда Шерлок чуть не спалил весь дом и едва не задохнулся дымом, пытаясь повторить увиденный по телевизору эксперимент с марганцем, а потом, стоя на коленях, прижимал его к себе и успокаивал, обещая, что сам ему все покажет. А еще он помнит, как лежа в больнице с отравлением, скучал, и Майкрофт наелся какой-то дряни, чтобы быть с ним рядом. И как ему было плохо, гораздо хуже, чем Шерлоку. И как он сам тогда не отходил от его кровати, несмотря на все уговоры и угрозы врачей. Потому что ему казалось, что если его не будет рядом, то Майкрофт умрет, и тогда он сам не сможет жить ни минуты. Кажется, тогда первый и последний раз в жизни он молился. И он помнит свое счастье, когда тот пришел в сознание и коснулся его ладошки горячими пальцами, успокаивая. А его приезды на каникулы? Шерлок всегда ждал Рождество. Но не из-за подарков и праздничного настроения. Ему вообще не нужны были никакие подарки! Зачем они ему без Майкрофта? Тот всегда приезжал двадцать четвертого декабря. В канун Рождества. Шерлок это знал и всегда ждал. Но как-то он не приехал. И Шерлок заболел. Ни кашля, ни насморка, только жуткая головная боль и высокая температура с лихорадкой. Рождество для семьи прошло под девизом «вылечите Шерлока». Кто бы знал, что единственное лекарство, в котором он нуждался, был старший брат. Когда он наконец приехал, мама не хотела его пускать к больному Шерлоку, чтобы не заразился, ведь было совершенно непонятно, что с ним. Майкрофт не слушал. И только переступив порог дома, сразу же отправился к нему. А на обиженное: «Ты опоздал на три дня», - просто попросил прощения. И вечером они уже играли в снежки, в этот день вдруг неожиданно выпал снег. Шерлок был совершено здоров, а от температуры не осталось даже воспоминаний. После этого случая его стал наблюдать психолог. А еще он помнит, как взял деньги и купил на них скелет, и когда пропажа денег обнаружилась, Майкрофт взял вину на себя, сказав, что это ему понадобилось пособие по анатомии и в доказательство показывая Шерлокову коробку с разобранным скелетом. А когда Шерлок обжег обе руки вспыхнувшим бензином в зажигалке, когда решил попробовать курить в семь лет, Майкрофт не только не рассказал родителям, но и наплел им про неисправную горелку в гараже, и сам же сломал ее, чтобы иметь доказательство. Он был строго наказан за то, что полез туда без спроса, да еще взял с собой младшего братишку. И после всего этого нянчился с ним, самолично кормил его с ложки, переодевал и помогал во всем, с чем Шерлок не мог справиться сам в тот период. А еще, когда Майкрофт приезжал на каникулы, они ходили гулять и он учил Шерлока наблюдать. Они играли в игру «кто правильно угадает профессию объекта наблюдения». И Майкрофт…поддавался. И радовался успехам Шерлока. А потом они стали учиться вместе. И это стало счастьем для обоих. Больше не нужно было расставаться. Шерлок совершенно не скучал по дому. Но ему не нравились школьные ограничения. Он сбегал с уроков. Единственный человек, кто мог на него повлиять, был Майкрофт. И данное только ему обещание учиться Шерлок не нарушил. И сидел на уроках, изнывая от тоски. Два года они проучились вместе. Но потом Шерлока отправили домой. Все-таки он достал учителей своими выходками. Он стал учиться в обычной школе. И это была еще худшая тоска. Но обратно его никто брать не собирался. И опять начались дни без Майкрофта, и ожидание Рождества и каникул, и радость от встреч, и слезы от расставаний.
Когда же это все закончилось? И почему? Сейчас, вспомнив детство, Шерлоку стало по-настоящему больно. Ведь они любили друг друга! И ближе и роднее у них не было никого. Как могло все так измениться? С чего вдруг Майкрофт из заботливого и любящего брата превратился в диктатора и надзирателя? Что так изменилось в нем или в Шерлоке, что привело сейчас к таким последствиям? Родной и любимый когда-то брат спокойно готов отправить его на верную смерть. Все произошло не спонтанно. Постепенно. Сначала контроль за его передвижениями, потом за каждым его действием, навязывание своих понятий и приоритетов. А в двадцать все стало просто невыносимо. Майкрофт хотел знать буквально все. Он с самого начала был карьеристом. И его карьера шла по восходящей с потрясающей воображение скоростью. В свои двадцать пять он уже был начальником какого-то там отдела секретной службы. Что им стало двигать в отношении Шерлока? Чувство собственной значимости? Боязнь за свою карьеру? Он никогда не расскажет. И они отдалились окончательно. Теперь Майкрофт наблюдал за ним со стороны и с помощью агентов. И продолжает делать это до сих пор. Шерлок уже привык. Но все равно, почему же сейчас так больно? Почему именно сейчас так хочется стать тем маленьким мальчиком, который утыкался в плечо брата и чувствовал себя в полной безопасности. Который точно знал, что он надежно защищен его крепкими объятиями, и тот никому не позволит причинить ему боль и убережет от любой угрозы или беды. Между ними была связь, которую, как казалось, невозможно ничем разорвать. Связь, которая даже на расстоянии не прерывалась.
А сейчас мир окончательно рушится. Его мир, мир Шерлока Холмса. Сначала отдалился Майкрофт, это было очень больно, но Шерлок пережил. Он привык быть один. И ему на самом деле никто не был нужен. Ведь он никогда не понимал обычных людей. Но появился Джон. И вошел в его жизнь. Теперь отдаляется и Джон. И если в случае с братом искать виноватых бесполезно, то в случае с Джоном виноват он сам. Но от этого не легче. Он просто сделал все возможное, чтобы его жизнь продолжалась нормально. Насколько это возможно. Чтобы его ребенок знал и видел своего отца. Ведь это правильно? А еще, возможно, Магнуссен унес в могилу какую-то тайну Майкрофта. Какой бы она ни была, и какие бы сейчас ни были отношения с братом, все равно не этой сволочи дергать за ниточки и манипулировать им.
Почему нельзя вернуть время? Всего на какие-то двадцать пять лет назад. В тот день, когда Майкрофт наконец приехал и попросил прощения за опоздание, а потом сидел на коленках возле его кровати, гладил по слипшимся от пота кудряшкам и обещал заботиться о нем, говоря, что никогда его не бросит и всегда будет рядом.
Где же твои обещания, брат? Ты всегда рядом. Даже слишком всегда. Но разве ты это имел в виду тогда? О чем ты позаботился сейчас? Полгода… Спасибо, Майкрофт. Наверное, мне больше и не нужно. Больше и ни к чему. Ведь полгода достаточно, чтобы сдохнуть от одиночества? Тебе ведь не будет скучно? За два года мы и с тобой редко виделись. Ты же тоже уже привык обходиться без меня. Я, если честно, удивлен. Кого же ты будешь постоянно контролировать? Или тебе это уже не нужно? Возможно. Ведь жизнь меняется. Мы оба это знаем. Что ж, значит полгода…шесть месяцев… Что ты скажешь родителям? Они ведь не дураки. И наш интеллект достался нам с тобой от них. Их сложно будет обмануть. Ты уже придумал правдоподобную историю моей смерти? Или у тебя на это есть целых шесть месяцев? А я уже не уверен, нужны ли они мне. Что будет, если я не выполню твое задание? Опять ослушаюсь? Ты разозлишься? Знаешь, а мне ведь будет все равно. Я тоже могу не сдержать обещание, как ты не сдержал свои. И мы будем квиты…
За что ты так со мной, Майкрофт? Только за то, что я имею свое мнение и делаю по-своему?
Шерлок зарылся головой под подушку. На душе было тяжело и…пусто. Словно он потерял все, что было у него, чтобы просто существовать. А без этого и самому не хотелось жить даже эти полгода. Будь что будет. Он не станет противиться неизбежному. Уже просто нет смысла.

Часть 5.
Майкрофт не спал. Да и не собирался. Его много чему учили, но только не тому, как справиться со своими эмоциями, когда на кону жизнь самого дорогого тебе человека. Хотя…Теория обучения и это предполагала. Одна маленькая, но существенная деталь - самый дорогой человек не был заложником террористов, ему был вынесен смертный приговор, который ты должен привести в исполнение сам. Стать палачом того, чья жизнь тебе важнее собственной.
Операция с Мориарти не давала полной уверенности в благополучном ее исходе. Только когда Шерлок будет твердо стоять на земле, только когда сядет в служебную машину, состроив презрительную физиономию, только когда они окажутся в безопасности кабинета Майкрофта, только тогда, наверное, он сможет облегченно выдохнуть. Но до этого есть куча разных «если» и «вдруг». Вдруг Мориарти решит играть в совершенно другую игру? Вдруг доктор не послушает совета Майкрофта и выкинет какой-нибудь фокус неслыханной преданности? Что если сам Шерлок решится на какую-нибудь безумную выходку?
Шерлок…как он там сейчас? О чем думает? Наверное, ненавидит его. Он давно ненавидит. Просто сейчас, вероятно, больше, чем обычно. Глупый мой мальчик… Как хочется обнять тебя, как когда-то, и никуда не отпускать. Ведь раньше ты доверял мне. Слепо и безоговорочно. Когда-то я пообещал, что всегда буду защищать тебя. Ты думаешь, я не держу свое обещание? Держу. Это стало смыслом моей жизни вот уже более десяти лет. Несмотря на то, что ты с упорством, достойным совсем другого применения, стараешься доказывать свою независимость. Я не посягаю на твою свободу. Мне просто нужна твоя жизнь. Мне нужно, чтобы ты жил! Ходил по этой земле, дышал этим воздухом, сидел, уставившись в микроскоп…Все что угодно, лишь бы не подлежал уничтожению!
Я могу отказаться от тебя, но только не от твоей жизни. А что я делаю все эти годы? Майкрофт горько усмехнулся и потянулся за таблетками снотворного. Достал одну из пузырька, но немного подумав, засунул обратно. Одна не поможет, а от большего количества будет не самое лучшее состояние. А он должен завтра иметь очень ясный ум. Проще не спать. Ясности ума это не способствует, конечно, но и не так сильно вредит ему, как слишком большое количество снотворного.
Интересно, есть хоть какая-то возможность распутать их такую запутанную жизнь? Или это уже бесполезно, и они пересекли точку невозврата? И теперь движутся только вперед к неминуемой катастрофе? Что в итоге ей станет? И можно ли ее предотвратить? Наверное… Молчать. Еще десять лет. А потом еще… Лишь бы не потерять. В конце концов, твоя злость стала привычной. И уже не ранит так больно. Просто живи, Шерлок. И мне этого будет достаточно. Нет, никогда не будет достаточно! Но я переживу. Переживал же все это время. Уж хоть бы ты нашел себе кого-нибудь. Не знаю, чем тебе не угодила Ирен Адлер. Мог бы хотя бы попробовать. Нет, она не годится на роль второй половины Шерлока Холмса, но потом тебе было бы просто легче. Или твои странные отношения с этим доктором… Черт бы его побрал! Но ведь ты один! Ты точно такой же одинокий, как и я. Только в отличие от меня, ты ничего не чувствуешь к своему брату, кроме, пожалуй, ненависти. Ты и не можешь чувствовать. Не должен. Это противоестественно. И я был бы не должен… но…Ох, Шерлок, любить тебя – испытание. За что оно мне? Почему все не может быть хоть немного проще? Я пытался выкинуть тебя из головы. Женщины, мужчины…Увы, Шерлок, никто из них не смог вытеснить тебя. И уже, наверное, не сможет. Тебе не существует замены. Вынужден это признать. Прискорбно. Ты с момента своего появления забрал мою душу, а потом еще и сердце. Ты уникален, раз смог сделать это. Все считают, что у меня нет ни того, ни другого. Только холодный ум и расчет. Как и у тебя. Но мы же оба знаем, что люди ошибаются. Ты впустил в свое сердце постороннего человека. Все-таки я склонен думать, что это не те чувства, что я испытываю к тебе. Но ты дорожишь им, ты доверяешь ему. А мне больно, Шерлок. Очень больно. Но ведь я привык не показывать своих истинных чувств. Давно привык. Вот и завтра ты их не увидишь. И я очень надеюсь, что все вернется на круги своя. Ты будешь ловить преступников, а я заниматься государственными делами, иногда докучая тебе своей заботой. Хотя…я выпустил джина из бутылки. Опасного джина. И все будет не так просто. Но эту проблему мы решим, я уверен. Он дал одно обещание. Мориарти не из тех людей, что не держат их. Будет опасно, но ты же привык? И в этой борьбе мы с тобой будем вместе, хочешь ты этого или нет. У меня с ним тоже есть свои, требующие сведения, счеты. А пока пусть он нам поможет. Только бы все получилось!

На взлетную полосу они прибыли практически в одно время. Выходя из машины, Майкрофт был спокоен. Внешне. Но не внутренне. Внутри у него творилось что-то страшное. Он смотрел на Шерлока и боялся, что это последние минуты, когда он видит его живым. Он встретился с ним взглядом, и сердце сжалось от боли, потому что отчетливо прочитал в нем презрение. Ни грамма сожаления, ни единого намека на хоть каплю доверия. Холод и насмешка. Не нужно было слов, чтобы понять, что выражал его взгляд. «Я так и знал, Майкрофт, тебе ведь доставляет удовольствие стать моим палачом?» Господи, Шерлок, когда же ты настолько успел возненавидеть меня, что даже не хочешь допустить мысли, что я здесь, чтобы не дать тебе умереть? А ведь я сказал тебе тогда, у родителей, что твоя смерть разобьет мне сердце. Я не шутил. И не издевался. Неужели ты этого не понял? Неужели ты и в самом деле не видишь, насколько дорог мне?
- Что, Майкрофт, настал час твоего триумфа? – Шерлок стоял, засунув руки в карманы пальто и покачиваясь с пятки на носок.
- Он настал задолго до этого, Шерлок. Когда я поспособствовал подписанию одного небезызвестного тебе мирного договора,- Майкрофт принял надменный вид.
- О да. Ты можешь собой гордиться,- ухмыльнулся Шерлок.
- Я и горжусь. А тебе, дорогой брат, не мешало бы раньше думать о том, что ты делаешь. Может, тогда и ты мог бы чем-то гордиться?
- А я и горжусь, Майкрофт. Я сделал немало в этой жизни. Может быть еще и не все, но и этого достаточно, чтобы войти в историю.
- Только глупцы рвутся в нее, совершая идиотские поступки! - Майкрофт все-таки не выдержал и повысил голос.
- Ну, ты же всегда называл меня глупцом. Так что ничего удивительного. Но ты же понимаешь, что положил конец этим поступкам?- тон Шерлока был особенно издевательским. – Потерпи полгода. А может и того меньше.
Майкрофту было невыносимо слышать эти слова. Хотелось кричать. Кричать ему в уши: "Очнись, Шерлок! Забудь на миг, что я тебе враг! Неужели ты не чувствуешь, что я никогда не стану тебе палачом! Неужели не понимаешь, что ты для меня дороже всех людей на свете? Я готов погубить миллион человеческих жизней, если потребуется, чтобы только спасти твою? Неужели ты не видишь, как я люблю тебя?!"
- Я терпелив, тебе ли не знать?- Майкрофт подавил внутренние эмоции.
- В отличие от меня, ты хотел сказать?
- В отличие от многих, мой дорогой.
- Ну да. Ты же особенный, да, Майкрофт? Человек-машина,- Шерлок презрительно фыркнул.
Их диалог прервал подъехавший автомобиль, из которого появилась сначала Мэри, а вслед за ней и Джон.
Черт возьми! Только этой женщины не хватало! При ее виде у Майкрофта внутри все закипело. Он ненавидел ее всеми фибрами своей души. Убийца! Хладнокровная убийца! Вовремя успевшая обзавестись ребенком, чтобы не отправиться на тот свет. Но даже ее Шерлок смог простить ради Джона. Джон…При его виде Шерлок сразу заулыбался, забыв про перепалку. Всем есть место в его сердце. Кроме него, Майкрофта.
Он спокойно отреагировал на просьбу Шерлока, поговорить с Джоном наедине. Лишь встретился с тем взглядом, напоминая их вчерашнюю беседу. Вроде доктор понял. Ничего не случилось. Они о чем-то тихо разговаривали, и даже Мэри им не мешала. Интересно, о чем? Прощание тоже вышло коротким. Дружеское рукопожатие… Что ж, Джон, Вы оправдали доверие и ожидания. Хоть на этом спасибо.
Перед тем как сесть в самолет, Шерлок всего на секунду повернул голову в его сторону, их взгляды на миг встретились. «За что?»- только один вопрос читался в серых глазах, полных безразличия.
Майкрофт отвернулся и направился к машине. У него была нечеловеческая выдержка, но сейчас и ее не хватило, чтобы на глаза не навернулись слезы. Шерлок даже не хочет предположить, что Майкрофт ему не враг. Его выводы однозначны. В нем не осталось ни капли доверия. Зачем же ты так, Шерлок? Ты доверяешь совершенно чужим людям. И прощаешь им непростительное. Им есть место в твоей жизни. А того, кому ты нужен больше всех на свете, сейчас этим коротким взглядом вычеркнул из нее, не задумываясь. Это очень…больно, Шерлок.
Хорошо, что лишних свидетелей не было. И никто не заметил этих навернувшихся слез. А сев в машину, Майкрофт уже успел взять себя в руки. Оставалось дождаться Мориарти. Самолет взлетел. Майкрофт чувствовал удары своего сердца. Время…минута…вторая…третья…Где этот сукин сын?! Звонок… Все прошло по плану.
Что ж, Шерлок, пора возвращаться. Четыре минуты твоего изгнания, более чем достаточно для тебя… для нас обоих. И даже можно позволить себе искренне поиздеваться. За все! И за твое неверие в том числе! Ты спрашиваешь, кому ты понадобился? Мне! В первую очередь. Но ты этого не услышишь. Англии! Кому же еще? Ни больше ни меньше!
Майкрофт вышел из машины, дожидаясь приземления самолета. Посмотрел на стоящего в стороне Джона. Тот поймал его взгляд и коротко кивнул. Благодарность. Она мне не нужна, Джон. Я не ради Вас это сделал. Вас я бы сейчас убил. Потому что сошедший с трапа Шерлок бросился именно к Вам.
- Шерлок! – Майкрофт чуть повысил голос. – Нас ждут.
- Иду,- тот раздраженно дернул плечами и задержался возле Джона, что-то ему говоря.
Ох, Шерлок. Опять твое своенравие. Ну сколько можно? И опять ты помчался к своему доктору. Это и вправду единственный дорогой тебе человек? Обернись, Шерлок. Посмотри на того, кому ТЫ дорог! Хватит сантиментов. У нас с тобой много дел!
- Шерлок, дело не терпит отлагательств.
С явным сожалением он отошел от Джона и направился к машине. Всю дорогу ехали молча. Экстренное совещание длилось слишком долго и вымотало обоих. И когда Майкрофт предложил переночевать у него, потому что до его дома было рукой подать, Шерлок не стал спорить. Он и вправду устал. Все-таки моральное напряжение последних дней дало о себе знать. И вся эта история с Мориарти не давала покоя. Словно…специально? Именно в нужный момент? Такие случайности разве бывают? Или это не случайности…
Шерлок нерешительно подошел к стоящему возле камина Майкрофту. Тот поставил на полку стакан с виски, который держал в руках вот уже пять минут, сделав всего один глоток и перекатывая янтарную жидкость по стенкам, и взял брата за руку. Легко потянул на себя. Доля секунды и Шерлок окончательно все понял. Шагнул навстречу, просто падая в такие родные, такие крепкие и надежные объятия, утыкаясь носом в плечо Майкрофта и, как и раньше, много лет назад, ощущая себя в полной, абсолютной безопасности.

@темы: Шерлок

URL
   

Дневник

главная